rinel: (fire)
...А на фото - живые лица,
Столько лет назад - как вчера.
И не может душа смириться
С тем, что это всё не игра.
И упорно твердит: "Понятно,
Это просто такой обряд,
А потом мы придём в мертвятник,
А они у костра сидят,
Чай предложат нам и консервы
И обсудят новую роль..."
Осознание бьет по нервам:
Всё взаправду - и смерть, и боль.

Та дорога ведёт не в Мандос -
Дальше, выше, в Предвечный Свет.
...Соберётся к костру команда,
Может быть, через много лет.
rinel: (эльф)
                            НАМАРИЭ

Золотом падают листья под ветром косым,
Годы уходят, как листья, и счету им нет,
Годы текут, словно капли медвяной росы
В скрытой за Морем Закатным далекой стране.
Там над просторным чертогом за горной стеной
Высится купол - огнями расцвеченный свод,
И в синеве чуть мерцают над дивной страной
Звезды от песни, что царственный голос поет.

Кто в мою чашу напиток медовый нальет?

Звезды Творящая Варда теперь далеко.
Сумрак ложится на землю по воле ее,
Тонут дороги земные в тени облаков,
Волны морские скрывает белесый туман...
Мы Валимар потеряли. Удел наш - печаль.
Ты не согласен? Ну что же, ищи Валимар.
Может быть, ты и отыщешь, кто знает?
                                                  Прощай!
                                                                      1992
rinel: (эмо)
Сергей Сатин
БАЛЛАДА О ДОЛГЕ

В промышленном центре, где плавят металл,
орала куют и мечи,
Ильич перед местным обкомом стоял,
стандартный, как все ильичи.

Не обижайте памятники! )
rinel: (небо)
...И сказал Иоанну ангел:
Хоть по факту ты жуткий грешник
И в аду тебе самое место,
Ты недурственно поработал,
Хорошо, Иоанне, но мало.
Совершенствуйся в совершенстве.
Ты какой-то слишком веселый,
Read more... )
rinel: (эмблема)
           НАЕМНИКИ ГОСПОДА БОГА

Путь, что лежит пред нами, усеян стылым крошевом -
Осколками хрустальных холодных ясных звезд.
И боевых ботинок рифленые подошвы
Прорезаны, пробиты уже почти насквозь.

И бьет в лицо нам ветер, что солнечным зовется,
Но холодом, не жаром, он обжигает нас.
Но путь ведет все дальше, и нам лишь остается
Идти навстречу ветру, не закрывая глаз.

Наш путь не расстояньем, а жизнями измерен,
Он нас не отпускает, и нет ему конца.
Таков удел и выбор тех, кто остался верен
Словам, произнесенным перед лицом Творца.

А где-то теплый ветер в листве зеленой шепчет,
А где-то гладит берег соленая вода.
Но путь ведет все дальше, почти что в бесконечность -
До края, до предела, до Страшного Суда.

И в час Армагеддона с архангелами рядом
Плечом к плечу мы встанем и знамя развернем,
И обратим оружье мы против воинств ада,
И лишь после победы мы в рай с полком войдем.
rinel: (soldier)
            ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

         Поминальным костром разгорается вечер -
         В память горьких потерь уходящего дня.
         И свинцовою тяжестью давит на плечи
         Невесомая - прежде казалось - броня.

         Я не помню событий минувшего боя:
         Осторожничал я или лез на рожон?
         Только вижу отчетливо я пред собою
         Лица тех, кто в бою этом мною сражен.

         Незнакомые лица, знакомые лица...
         Так нередко бывает в гражданской войне:
         Очень трудно заранее определиться -
         Кто стреляет в кого, кто на чьей стороне.

         Я от страха дрожу запоздалого или
         То меня от прохлады вечерней знобит?
         Бой окончен. И кажется, мы победили.
         Отчего же я жив, почему не убит?
	                      		февраль 2001
rinel: (небо)
 
                        ДОЖДЬ НАД МОРДОРОМ
					    to my King

                 Под вечер с Закатного Моря пришли -
                 Сплошной пеленой - облака.
                 Завеса дождя от небес до земли
                 Висит, колыхаясь слегка.

                 Угас уже серый дневной полусвет,
                 И ночь над землею легла.
                 И нет ни востока, ни запада нет,
                 А есть только морось и мгла.

                 Зачем, мой Король, ты стоишь у окна
                 И смотришь в ненастную муть?
                 Которую ночь ты проводишь без сна...
                 Приляг, отдохни хоть чуть-чуть.

                 Прислушайся: дождь тебе шепчет, шурша,
                 Что темный бессмертия дар
                 И омут бездонный, где тонет душа, -
                 Лишь сон, наважденье, кошмар,

                 Что жизнь - да и жизнь ли? - замкнутая в круг,
                 В кольцо неразрывное лет, -
                 Лишь морок, который развеется вдруг,
                 Как только наступит рассвет,

                 Что если завесу дождя разорвать -
                 От неба до самой земли -
                 Откроется моря спокойная гладь
                 И остров зеленый вдали,

                 Что Запад есть Запад, Восток есть Восток,
                 И им не сойтись никогда...
                 А утром в слежавшийся черный песок
                 Впитается дождь без следа.
					   январь 2001
rinel: (готиШШно)
         Телиэль          
               ХАРАДСКАЯ  ПАТРИОТИЧЕСКАЯ
     
                Не пойду пасти корову,
                все одно она помрет,
                а примерю-ка корону
                я,харадский патриот.
     
                Рог обломан,камень выпал,
                нет, она мне не идет,
                вот пойду, здравура выпью
                я, харадский патриот.
     
                Ну и варят эльфы пойло,
                как проквашенный компот.
                За сгущенкой слезу в стойло
                я, харадский патриот.
     
                И еще лосося банку -
                по корове и навар,
                а ненужную жестянку
                брошу вниз - плыви в Умбар.
     
                Что там варят бабы наши,
                чтой-то силосом несет!
                Пополам с крапивой кашу
                ест харадский патриот
              
                Вот и кончились отгулы,
                нас на бой король зовет.
                Что мне эльфы, что назгулы -
                я - харадский патриот.
     
                Всех побью,мечом ли,палкой,
                за назгулами - вперед!
                Харад пал? Эх,братцы, жалко,
                я ж - харадский патриот!
     
                Но кольцо у Саурона,
                Белым всем каюк придет,
                я не белый и не черный,
                я - харадский патриот!
     
                Через годик к нам придете,
                будет в Хараде опять
                патриот на патриоте
                патриотом погонять.
     
                              13.08.91
rinel: (soldier)
Стихи. Нескольколетней давности.

ТАТУИН

Край света здесь - безжалостного света.
Горят два солнца в небе над пустыней.
Дешевле, чем истертая монета,
Чужие жизнь и смерть на Татуине.

Средь этих дюн и скал от века властен
Один закон, простой и примитивный:
Схватиться должен первым ты за бластер -
Тогда умрешь не ты, а твой противник.

И никому под этим небом пыльным
Не будет дела до причины ссоры.
Допьет стакан случайный собутыльник,
Долги привычно спишут кредиторы.

А остальные со спокойным сердцем
Взгляд отведут - как будто так и надо.
Он был повстанцем или же имперцем,
Наемником... теперь он просто падаль.

А ты обшаришь тело осторожно
И прочь пойдешь походкою небыстрой.
Но в следующий раз - вполне возможно -
Ты не успеешь первым сделать выстрел.

С коротким свистом вспорет воздух душный
Заряд, на алый метеор похожий,
И палец твой, вдруг ставший непослушным,
Нажать на спусковой крючок не сможет.

Два солнца в небесах кроваво-черных
Опишут плавно полукруг недлинный,
И ткнешься ты лицом разгоряченным
В песок шершавый жгучий Татуина.
rinel: (десептикошка)
Командир базы

В былые годы я руководил
Одною из военных баз.
Себя в бою я часто не щадил,
И многих я от смерти спас.
Но я нередко нарушал устав,
От игр бюрократических устав.

И как-то раз в один ужасный день -
О несмываемый позор! -
На базу к нам инспектор прилетел,
Сказать точнее, ревизор.
Кто нацарапал жалобу в Сенат?
Ведь я же был ни в чем не виноват!

Как снег он нам на головы упал
И сразу с места взял в карьер,
Он под меня усиленно копал,
Как ошалевший скотчтерьер.
Сто нарушений отыскал за час
Устава службы для военных баз.

Потом он сел и написал доклад
На триста двадцать три листа.
Как только это рассмотрел Сенат,
Как сразу я слетел с поста.
Не помогли заслуги, ордена -
Столь тяжела была моя вина.

И мне остался в память о былом
До дыр заношенный мундир.
Так за добро мне заплатили злом.
А я хороший командир!
Прошу, примите вы меня назад -
Ведь я ни в чем, ни в чем не виноват!


(если кто не узнал - поется на мотив песни из "Генералов песчаных карьеров")
rinel: (альфа)
Пятнадцать лет назад оно и сочинилось.

              НОЛДОР

    Нам сделать свой выбор позволено было
    Меж светом и тенью, меж миром и боем.
    Но Клятва того, кто создал сильмариллы,
    Заставила сжечь корабли за собою.

    А мы не давали безумных обетов,
    Не клялись мы именем Илуватара.
    Во мраке безлунном, не знавшем рассветов,
    Светили нам отблески дальних пожаров.

    И Колотый Лед был дорогою нашей
    К земле неизвестной, к судьбе опаленной.
    Испить предстояло нам полную чашу
    Слез горьких несчетных и крови соленой.

    Нашли в Средиземье мы битвы и славу,
    Но нам не найти здесь вовеки покоя.
    Рассвет на клинках отразился кроваво,
    Наполнил закат наши души тоскою.

    Земля, что за Морем, потеряна нами,
    На Западе ждут нас лишь Залы Печали.
    Из пламени битвы в закатное пламя
    Уходим, сраженные холодом стали.

    И горестно шепчет нам вслед на прощанье
    Земля, утонувшая в мареве алом:
    "Namárië!" - звоном прибоя о камни,
    И шорохом ветра по травам: "Oialë..."
rinel: (эльф)
          КАЛИНОВОЕ ВИНО

     Гладит кудри кленов ярко-рыжие
     Месяц, Щедрый На Плоды - Йаванниэ.
     Время Квэлле - Время Увядания...
     Заморозки нынче очень ранние,
     Дожелта трава морозом выжжена.

     Мы проходим поступью неслышною
     Берегами рек лесных пологими,
     Ветви кленов нас за плечи трогают,
     Рощи расступаются чертогами
     Под заката золоченой крышею.

     Не страшит нас лес глухими чащами:
     Нам поляна - пиршественной залою,
     Где ковром богатым - листья палые.
     И вино, прозрачное и алое,
     Разольем из фляг походных в чаши мы.

     Сок калины - кровь лесная терпкая,
     Горечь расставания грядущего.
     Лес, с которым мы сроднились душами,
     Песню о Земле Закатной слушает,
     И смолою плачут сосны крепкие.

     Под руками лопаются ягоды,
     И костер наш щедро сыплет искрами,
     Сполохи огня сплетая с листьями...
     Только знаем - ждет уже у пристани
     Тот корабль, что унесет нас к западу.

     Ночи все длинней, и ветер с севера,
     Иней на травинках - иглы белые,
     Толстый слой хвои лежит под елями...
     Мы уйдем - и сумрачный Нарквелиэ
     Смоет все следы дождями серыми.

     Так и быть должно... Эпоха минула.
     Сизый дым костра струится в воздухе,
     Густо небосвод усыпан звездами,
     А кусты калины - ягод гроздьями.
     Чуть горчит печаль вином калиновым...

Было написано в 97-м году по итогам ХИ. Посвящалось отряду Гилдора Инглориона - команде, где я была посредником.
rinel: (эльф)
                ОСЕНЬ СРЕДИЗЕМЬЯ

        Неудержное время уносит
        Всё, что было, в далекую даль
        В Средиземье холодная осень,
        О минувшей эпохе печаль.

        Над покинутым эльфами лесом
        Тучи дождик ли, слезы ли льют,
        И задернулась капель завеса
        За ушедшими в Серый Приют.

        Ловит бледный цветок эланора
        Солнца луч, не дающий тепла.
        Оседает забвения морось
        На сказанья, свершенья, дела.

        Всё спокойно и обыкновенно:
        Рог в далеких холмах не звучит,
        Разрушаются башни и стены,
        И ржавеют в чуланах мечи.

        А в камине веселое пламя
        Так и манит: "Присядь, посиди.
        Пусть уснет беспокойная память.
        Ведь в просторах Рохана дожди,

        Осыпаются листья в Уделе,
        В Андуине вода холодна,
        Ветер гнет лихолесские ели...
        Ни к чему о былом вспоминать.

        В этой памяти много ли прока?
        Пусть исчезнет она навсегда..."
        Мчится ветер с востока, с востока
        И несет холода, холода.
rinel: (игровое)
КОЙРЭ

Еще зимуют в дальних странах птицы,
А ветер уж порывист, влажен, свеж.
Тревожный, как и всякая граница,
Приходит Койрэ - двух времен рубеж.
Зачем земля не ведает покоя?
Зачем вослед сверкающей зиме
Опять приходит Пробужденье - Койрэ,
Приходит Месяц Ветра - Сулимэ?

А мне бы в час, когда созвездья тают
И небосвод зарей едва омыт,
Пройти, следов почти не оставляя,
По серебру и жемчугу зимы,
Услышать, как ночами в звездной выси
Чуть слышимо звенят кристаллы льда...
Сугробы потемнели и раскисли,
Их напитала талая вода.

А мне бы захлебнуться далью синей,
Увидеть, как последний стает снег,
И лес вуаль зеленую накинет,
И птицы закружатся в вышине,
И улыбнутся солнцу первоцветы,
Как тысячи раскрытых ясных глаз...
Я сотни раз, пожалуй, видел это,
Тревожась и ликуя каждый раз.

И вновь приходит время удивиться
Уходу льда, рождению листвы.
О время Койрэ - странная граница,
Что отделяет зиму от весны!

1992
rinel: (партизан)
ПЕСНЯ О НЕБЫЛИ

Где не было щита -
Там не было меча,
А где была мечта,
Осталась лишь печаль.
         Стрелял я в белый свет,
         Не мог попасть никак.
         Стал птицей арбалет
         И скрылся в облаках.

Где не было вина -
Там не было воды.
А где была весна,
Остался только дым.
         Воды набрать решив,
         Я реку замутил.
         Стал рыбою кувшин
         И скрылся в омуте.

Где не было ветров -
Там не было песка,
А где была любовь,
Осталась лишь тоска.
         Неведомой землей
         Дорога шла моя,
         А посох стал змеей,
         И уползла змея.

Где не было добра,
Там не было и зла,
А где была заря,
Осталась лишь зола.
         Я смерти злой искал,
         Хотел в могилу лечь...
         Нашел родник в песках,
         А рядом - древний меч.

Вода вином горчит,
В песках молчат ветра.
Вот меч - а где же щит?
Есть зло, да нет добра.

         Огромен белый свет,
         Река течет мне встречь,
         Змея ползет мне вслед,
         Да крови жаждет меч.
rinel: (rose)

ЗНАК МЕЧА
Я - память ушедших в седые преданья времен,
Я - ветер, что треплет обрывки легенд и знамен,
Я - гулкий набат, что врывается в мирные сны,
Я - серп, что сбирает кровавую жатву войны.
Я - песня победы, оплаченной страшной ценой.
Я - алое пламя, что лик опаляет земной.
Я - перст, указующий путь, я - прообраз креста,
Я - ветер, я - пламя, я - меч, я - разящая сталь.
                               1999

rinel: (эльф)
Мы слишком привыкли к живым мертвецам -
К предателям, хамам, лжецам, подлецам.
Мы совесть забыли, на жалость плюем
И мним благородство ненужным старьем.
Ты ждешь справедливости? Как ты смешон!
Уймись, успокойся, не лезь на рожон.
Ну, жизнь такова... Принимай все, как есть.
А честь... никому не нужна твоя честь.
И древняя быль повторяется вновь:
К триумфу идем через грязь, через кровь,
По трупам... Ведь только победа важна:
Кто смеет спросить, какова ей цена?
В сердцах клевета и раздоры царят,
И в кубке заздравном скрывается яд,
И гордая сталь покрывается ржой,
Чужая же боль остается чужой.
Что нам до печалей чужих и обид?
А тот, кто заветы былые хранит,
Отчаявшись души людей пробудить,
Уйдет навсегда. Мы вослед поглядим,
И стыд не покроет румянцем лица, -
Мы слишком привыкли к живым мертвецам.
Мы стали подобны живым мертвецам.
                         1998 г.